Вдруг гдето там слегка повеяло

Наедине с собой мы здесь,
однако, не чувствуем одино­чества: нас окружает доброта деревьев. Она не
адресована нам, она живет здесь сама по себе и всегда. Непостижимо, но
явственно деревья общаются друг с другом, обмениваются со­чувствием и
поддержкой. И одно лишь присутствие при этом великом общении природы вселяет
мир в нашу усталую душу.

Свидание с лесом не может
наскучить, сколь долго бы ни продолжалось. Оно целительно, оно возвышает нас со­причастностью
к извечному. Часами можно бродить здесь, впитывая напоенный сосной дух и
несказанную прелесть ле­са. Постойте, прислонясь плечом к шершавому стволу, и
вы услышите, как затаившееся раздражение, усталость уходят из вас.

Зимний лес тешит взор,
утоляя жажду красоты и гармонии, живущую в человеке. Он не красуется, просто
все здесь — от грандиозного мачтового ствола до мельчайшей былинки — подчинено
высшей целесообразности. Здесь нет ни симмет­рии, ни нарочитости, но именно
бесконечное разнообразие неправильных форм, линий, окрасок мы жадно ловим взгля­дом
как проявление истинного совершенства. Ни единого прямого угла, ни единой
правильной окружности.

В солнечный морозный день
я стою по колено в снежной целине на опушке просторной вырубки, в сумраке
высочен­ных елей и смотрю задрав голову, как солнце высвечивает в неимоверной
вышине ажурные прозрачные кружева верхушек на другой стороне поляны. Вдруг
где-то там слегка повеяло неслышным внизу дуновением, вершины чуть качнулись, и
тотчас слетел с них тонкий шлейф легчайших, играющих в

солнечных лучах снежинок. И я замираю в восторге,
затаив дыхание перед этим невообразимым чудом, и жду повторения.