Вмешательство в отношения между должником

Использование прокуратуры
местным руководством как орудия достижения указанных целей проявляется вполне
на­глядно.

Летом 1998 года
комплексная бригада из представите­лей девяти (!) ведомств области —
Прокуратуры, УВД, ФКО, УФСНП, ФСБ, КРУ Минфина, ГУ ЦБ РФ, налоговой инспекции и
аудита — была направлена на ЗСМК для проверки работы

Кабака Б. Л. Поскольку
никаких поводов, предусмотренных в статье 108 УПК РСФСР, не имелось, можно с
уверенностью заключить, что эти массированные поиски компромата
осу­ществлялись не по инициативе прокуратуры, а по инициати­ве властного
органа, преследующего цель замены Кабака. Цель эту как свою личную
позицию в прямой форме выразил губернатор области А.
Тулеев, отклоняя протест представи­телей трудового коллектива против
происходящего (см. При­ложение).

Вопреки законодательству
об аудите, проверку частного акционерного предприятия — ЗСМК — заказала и
оплатила администрация области, что видно из вводной части акта (При­ложение).

Для достижения той же
цели в завершающей стадии «проверки» прокуратурой области было 3 августа 1998
года внесено представление в комитет кредиторов ЗСМК
об от­странении Кабака от должности арбитражного управляюще­го. Именно это
представление и было затем использовано губернатором как мотив требования об
увольнении Кабака и для отказа в ходатайстве коллектива.

Между тем указанное
представление прокуратуры не было легитимным.
Согласно статьям 21-24 Закона «О Про­куратуре РФ», представление в порядке
общего надзора мо­жет относиться к деятельности государственных органов и их
должностных лиц и вносится для обязательного рассмотре­ния в указанные органы,
к числу которых комитет кредиторов не
относился. Вмешательство в отношения между должни­ком и кредитором путем
представления, адресованного одной из сторон, с рекомендациями или
предписаниями о способе действий не входит в функции органов прокуратуры в усло­виях
рыночной экономики.