Взял дело все на месте!

Через месяц с небольшим я
вернулся в Самарканд для участия в процессе. Взял дело — все на месте! Судья
Абдула­ев, которому я пошел представиться, сесть не предложил, смотрел сквозь
меня, блинообразным бледным лицом не вы­ражал никаких эмоций. Сказал только:

—  Как устроились?

Ответ слушать не стал.

Коллеги по делу, местные
адвокаты (защитники двух дру­зей Шухрата, которых за здорово живешь судили
вместе с ним якобы за драку), сказали о судье:

—  Ничего хорошего
от него не ждите. Но и давить не ста­нет. Он никакой. Мы его знаем.

Слушалось дело в
старинном одноэтажном здании обла­стного суда, унылом и обшарпанном, как все
дворцы право­судия в те времена в нашей стране. Двигался процесс, мягко
выражаясь, неторопливо, как караван в пустыне. Подсуди­мых доставляли не ранее
середины дня, когда в изолятор привозили бензин для автозака. Иногда процесс
вообще оста­навливался на два-три дня по случаю различных семейных событий у отправлявших
правосудие лиц. Меня это раздра­жало, и поначалу я бурно протестовал, о чем-то
ходатайст­вовал, взывал, приводил примеры и т. д. Потом, глядя на не­возмутимого,
как изваяние, судью, успокоился и стал по его примеру думать о вечном...

Чего я, однако, при всей
монотонности и медлительности процесса не забывал ни на час, — это постоянно
напоминать суду (а в его составе были еще два заседателя — русские женщины) о
наличии в деле показаний Андрушко. Я на все лады привлекал к ним внимание,
сравнивал с ними показа­ния свидетелей и неотступно возобновлял просьбы о ее вы­зове.
Абдулаев был вынужден принимать меры, посылал в Красноводск телеграммы, но
добиться ее приезда не удалось, она болела.