ЗАЩИТА ДИССИДЕНТОВ Четыре очерка

Анонимку «цеховика»
вместе со всем изъятым имущест­вом бандеролью тут же отправили в Тбилиси, в
КГБ. Без про­медления оттуда прибыли два полковника с инспекцией, не
покончившего с собой майора пока отстранили от должности, сменили в отделе все
замки и надолго засели там, неторо­пливо, но обстоятельно расследуя невероятное
ЧП.

И вот, по мере того как
они кропотливо делали свое дело, опрашивая все новых людей, к ним постепенно
начали сте­каться слухи об удивительных делах в городе Цхакая и его
окрестностях. Узнали они и о трагедии с сыном начальника милиции в Волгограде,
и о талоне на бензин из того же горо­да, и о странных жалобах шоферской жены, и
даже о пьяной болтовне одного «цеховика». И чем больше обо всем этом они
узнавали, тем яснее становилось им, что материал этот далеко выходит и за рамки
их поручения, и за рамки компе­тенции их ведомства. О чем в конце концов и
доложили свое­му начальству в Тбилиси, а оно — еще выше.

В результате в Цхакая
прибыли два следователя по особо важным делам из Прокуратуры Союза ССР —
Любимов и Ке- жоян. Эти асы и размотали весь цхакайский клубок до осно­вания,
включая и многое, о чем Уратадзе мне не поведал за недостатком времени.

Дело прогремело на всю
Грузию. Рассматривала его вы­ездная сессия Верховного Суда республики в Цхакая.
Началь­ника милиции и палача-оперативника приговорили к расстре­лу, первого
секретаря горкома — к восьми и прокурора — к пяти годам заключения, остальных
тоже не забыли. Так за­кончился этот цикл.

Уратадзе сказал мне, что
еще долго после этого процесса приезжих из Цхакая спрашивали в Тбилиси: «Ну,
как дела в Техасе?»

ЗАЩИТА
ДИССИДЕНТОВ Четыре очерка