6.     Форма соглашения адвоката с доверителем

Включив в соглашение от 15 октября 1998 г. (приняв на себя 20
августа 2003 г. права и обязанности участника этого соглашения) указанное выше
условие, предусмотренное в п. 4.7, адвокат К. ограничил безусловное право
довери­теля во всякое время расторгнуть по своей воле заключенное им с
адвокатом соглашение об оказании юридической помощи.

Квалификационная комиссия пришла к выводу, что, ограничив
указанное право доверителя, адвокат К. тем самым навязал свою помощь лицу, нуж­дающемуся
в ней, чем нарушил пп. 6 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

При этом Квалификационная комиссия отмечает, что отсутствие со
стороны доверителя (ЖСК) возражений по поводу включения в соглашение об ока­зании
юридической помощи п. 4.7 при его подписании 15 октября 1998 г. и

при согласовании с ним 22 августа 2003 г. соглашения от 20 августа
2003 г. не имеет правового значения при решении вопроса о привлечении адвоката
к дисциплинарной ответственности, поскольку на доверителя требования Кодекса
профессиональной этики адвоката не распространяются1.

Основания привлечения к
гражданско-правовой ответственности адвоката в случае ненадлежащего исполнения
им своих обязательств перед доверителем еще только формируются судебной
практикой. Однако следует помнить о том, что адвокат может быть привлечен к
дисципли­нарной ответственности в случаях, установленных Законом об адвокатуре и
Кодексом профессиональной этики адвоката2.

6.    
Форма соглашения адвоката с доверителем

Профессиональных юристов не нужно убеждать
в том, что обеспе­чить высокую степень определенности предмета соглашения и
всех его условий можно, только заключив его в письменной форме. Обязательная письменная
форма соглашения адвоката с доверителем предусмотрена