Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г.

ч.  2 ст. 25 Закон об адвокатуре. Однако было бы
ошибкой считать, что отсутствие единого документа, закрепляющего соглашение
адвоката с доверителем в письменной форме, означает отсутствие самого согла­шения.
Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы в делах дисциплинарной
практики неоднократно указывала на то, что надлежащее
исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителями предполагает не
только оказание им квалифицированной юридической помощи, но и оформление
договорных правоотношений с доверителями в строгом
соответствии с законом.

Так, в одном из дел по жалобе доверителя на то, что адвокат,
получив от него 850 долл. США за ведение наследственного дела, фактически
никакой юри­дической помощи не оказал и денег не вернул, адвокат утверждал, что
жалоба необоснованна, так как он с доверителем соглашения не заключал, давал
ему только консультации, в том числе и по телефону, а также по доверенности по-

См.: Заключение Квалификационной комиссии
Адвокатской платы г. Москвы от

11     февраля
2005 г. // Материалы к докладу «Адвокатская этика» члена Квалифика­ционной
комиссии адвокатской палаты г. Москвы Н.М. Кипниса (Калининград, 29 июня 2005
г.). Предоставлено членом Квалификационной комиссии адвокатской палаты г.
Москвы Н.М. Кипнисом.

Более подробно об ответственности адвоката см.
гл. 20.

лучил в суде копию решения по делу, от доверителя получил всего
100 долл. США. Квалификационная комиссия пришла к выводу, что адвокат А.
фактически вступил с доверителем М. в договорные отношения, о чем
свидетельствует получение им от доверителя денег в сумме 100 долл. США,
доверенности на ведение дела и получение для доверителя судебного решения href="#_ftn6" name="_ftnref6" title="">[6].