Существующее в некоторых адвокатских образованиях

1)     
не имеется ли у адвоката самостоятельного интереса по
предмету согла­шения с доверителем, отличного от интереса последнего;

2)     
не участвовал ли адвокат в деле в качестве судьи, третейского
судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта,
специалиста, переводчика;

3)      не
является ли адвокат по данному делу потерпевшим или свидетелем;

4)     
не являлся ли адвокат должностным лицом, в компетенции
которого находилось принятие решения в интересах обратившегося;

5)     
не состоит ли адвокат в родственных или семейных отношениях с
долж­ностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследо­вании
или рассмотрении дела клиента;

6)     
не оказывает ли адвокат юридическую помощь доверителю,
интересы которого противоречат интересам обратившегося.

В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 25 Закона
об адвокатуре в соглашении с клиентом существенным
условием является указание на адвоката или адвокатов,
принявших исполнение поручения в качестве поверенных, а также на его (их)
принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате. Именно адвокат,
а не адвокатское образование, вступает в доверительные отношения с доверителем
и несет ответствен­ность за исполнение его поручения. Между адвокатским
образованием и доверителем не могут существовать доверительные отношения, так
как это отношения личные, возникающие только между людьми, т.е. между адвокатом
и его доверителем.

Существующее в некоторых адвокатских
образованиях обыкновение направлять в суд в качестве представителей доверителя
стажеров или иных сотрудников противоречит существующему законодательству и
может стать основанием для привлечения к дисциплинарной ответст­венности.