Таким образом, приведенные разъяснения Высшего

Соглашение об оказании правовой помощи
прямо не названо в ГК РФ как самостоятельный вид договора. Но было бы неверным
полагать, что это договор может считаться договором непоименованным. Адвокат
должен понимать, что к такому договору применимы нормы, содержащи­еся в гл. 49
ГК РФ о договоре поручения или в гл. 39 ГК
РФ о возмездном оказании услуг,
в той части, в которой они не противоречат существу соглашения
об оказании правовой помощи. Нередко
договор об оказании правовой помощи предусматривает как предоставление
адвокатом кон­сультаций, так и ведение от имени и в интересах доверителя дела в
суде. Такой договор является смешанным договором, и к его соответствующим частям применимы нормы о
договоре поручения и договоре о возмездном оказании услуг1.

Таким образом, приведенные разъяснения
Высшего Арбитражного Суда РФ сохраняют свое значение для соглашения об оказании
правовой помощи и могут быть приняты адвокатами во внимание при заключении
соглашения с доверителем.

Отношения адвоката с доверителем имеют
особое публичное зна­чение, так как они
представляют собой основной способ реализации гарантированного Конституцией РФ
права каждого на получение квали­фицированной юридической помощи. Только в
случае, если отношения между клиентом и адвокатом будут квалифицированы как
отношения из соглашения об оказании правовой помощи, адвокат сможет получить
судебную защиту своего права на вознаграждение.

В арбитражной судебной практике
встречаются случаи, когда адвокату не удалось убедить суд в том, что ему
причитается дополнительное возна­граждение за оказание правовых услуг,
указанных в договоре с клиентом, и во взыскании вознаграждения было отказано.