Что касается торгов, предметом которых

Что касается торгов, предметом которых
было только право на заключение дого­вора, то здесь появление четвертого
элемента механизма заключения договора не­сколько отодвинуто во времени: такой
элемент должен появиться не позднее двадца­ти дней или иного указанного в
извещении о проведении торгов срока после завер­шения торгов и оформления
протокола об их результатах.

В юридической литературе высказана точка
зрения о том, что протокол о резуль­татах торгов, предметом которых было право
на заключение договора, выступает предварительным договором title="Current Document">[49].
Данная точка зрения при всей ее внешней привлека­тельности не учитывает
положения п. 2 ст. 429 ГК РФ, согласно которому предва­рительный договор должен
заключаться в форме, установленной для основного до­говора.

Предположим, что предметом торгов
выступает право на заключение договора, для которого законом предусмотрена
обязательная нотариальная форма, например договора ренты (ст. 584 ГК РФ).
Следуя приведенной точке зрения, необходимо сде­лать вывод о том, что протокол
о результатах таких торгов должен быть также нота­риально удостоверен.
Абсурдность такого вывода, равно как и его несоответствие разумным потребностям
гражданского оборота, вполне очевидны.

Представляется поэтому, что основанием
возникновения взаимного обязательст­ва организатора торгов (собственника вещи
или обладателя имущественного права либо специализированной организации,
действующей от своего имени), предметом которых было только право на заключение
договора, и лица, выигравшего указанные торги, по заключению соответствующего
договора может быть лишь такой юридиче­ский факт, как полное проведение
процедуры торгов, заканчивающейся подпи­санием протокола о ее результатах. В
связи с этим для обоснования наличия у организатора таких торгов (собственника
вещи или обладателя имущественного пра­ва либо специализированной организации,
действующей от своего имени) и их побе­дителя обязанностей заключить договор по
результатам торгов нет никакой необхо­димости обращаться к конструкции
предварительного договора, тем более если учи­тывать, что правовой целью торгов
были именно указанные обязанности.