Договор заключается с лицом, выигравшим

Решением суда, оставленным без изменения
постановлением апелляционной ин­станции, иск удовлетворен. При этом суды
исходили из того, что торги проведены с нарушением требований ст. 57
Федерального закона "О несостоятельности (банкрот­стве)" и поэтому
ничтожны (имеется в виду действовавший тогда Федеральный закон от 8 января 1998
года № 6-ФЗ).

Суд кассационной инстанции принятые по делу
судебные акты отменил и в иске отказал, ссылаясь на следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 447 ГК РФ договор, если
иное не вытекает из его суще­ства, может быть заключен путем проведения торгов.
Договор заключается с лицом, выигравшим торги. По смыслу упомянутой нормы права
торги являются процедурой, посредством которой может быть заключен договор.

Таким образом, законодатель не отождествляет
торги и заключенную по резуль­татам их проведения сделку, а соотносит их как
результат и средство его достиже­ния.

Из этого следует, что таких оснований для
признания торгов недействительными, как ничтожность сделки (ст. 168 ГК РФ),
законом не предусмотрено, что иск о призна­нии торгов недействительными как
ничтожной сделки безоснователен, что ст. 168 ГК РФ при разрешении спора о
действительности (недействительности) торгов приме­нению не подлежит title="Current Document">[53].

Нетрудно заметить, что причиной принятия
судебными инстанциями прямо проти­воположных решений стало различие в подходе к
понятию торгов. Представляется также, что в данном случае судебная ошибка допущена
все же судом кассационной инстанции, который необоснованно квалифицировал
оспариваемые торги только в одном из их аспектов, а именно как процедуру
выявления победителя и формулиро­вания содержания договора.