Именно поэтому, например, правительство или

В результате оказывается,
что при переходе к рыночной организации хозяй­ства "теория
коллектива", отвечавшая потребностям огосударствленной эконо­мики, выявила
ряд присущих ей серьезных недостатков. Например, стало оче­видным, что
работники государственных предприятий, ранее рассматривавшиеся в качестве их
"людского субстрата", в действительности не являются не только их
учредителями или "участниками", но даже и частью "общенародного
коллекти­ва ^ собственника"[20].
Они не участвуют в наделении своего "предприятия" иму­ществом и в
силу этого не несут никакой имущественной ответственности по его долгам, а
следовательно, не могут и не должны иметь на это имущество и каких- либо прав.
Поэтому их участие в управлении "унитарным предприятием" не пре­дусмотрено
действующим законом.

Очевидна также
невозможность объяснения этой теорией существования "компаний одного
лица" и других современных организационно-правовых форм юридических лиц, в
том числе и некоммерческих организаций (в частности, бла­готворительных и иных
фондов). Попытки сохранения прежних трактовок сущно­сти юридического лица на
базе теорий, объяснявших статус государственных предприятий в плановой
экономике, теперь вызывают справедливые упреки ме­тодологического характера title="Current Document">[21].

Особо следует сказать об
упреках в "необоснованности проводимой в Граж­данском кодексе подмены
понятия предприятия понятием юридического лица", которое
"характеризует лишь гражданскую правосубъектность предприятия" title="Current Document">[22].
Категория юридического лица действительно гражданско-правовая, созданная для
удовлетворения определенных потребностей имущественного (гражданско­го)
оборота. Данная юридическая конструкция теряет смысл в публично­правовых
отношениях, где правосубъектность организации никак не связана с ее
имущественной обособленностью и самостоятельной имущественной ответст­венностью
(исключающей или ограничивающей ответственность участников), ибо определяется
совершенно иными задачами. Именно поэтому, например, прави­тельство или
парламент, будучи высшими органами публичной власти, сами по себе совершенно не
нуждаются в признании их юридическими лицами (для ма- тери-ального обеспечения
их деятельности обычно создаются специальные ор­ганизации с правами юридических
лиц), поскольку цели их создания и деятель­ности никак не предполагают их
непосредственного участия в имущественных отно-шениях.