Кроме того, введен дополнительный п.

Сущность основных изменений такова. Прежде
всего, радикально изменена ре­дакция п. 1 ст. 62 ФЗ "Об ипотеке (залоге
недвижимости)". Вместо исчерпывающего перечисления участков, которые могут
быть предметом ипотеки, избрана весьма кор­ректная общая формула: "По
договору об ипотеке могут быть заложены земельные участки постольку, поскольку
соответствующие земли на основании федераль-ного закона не исключены из оборота
или не ограничены в обороте". Кроме того, введен дополнительный п. 11
к п. 1 ст. 62, который предусматривает: "Если земельный уча­сток передан
по договору аренды гражданину или юридическому лицу, арендатор земельного
участка вправе отдать арендные права земельного участка в залог в пре­делах
срока договора аренды земельного участка с согласия собственника земельно­го
участка". Это положение достаточно логично и находится в корреспонденции с
уже действующей нормой Земельного кодекса (п. 5 ст. 22). Однако Закон от 5
февра­ля 2004 года фактически отменяет установленное Земельным кодексом
правило, согласно которому арендатор мог "отдать арендные права" в
залог без согласия соб­ственника земельного участка при условии его
уведомления, если договором аренды земельного участка не предусмотрено иное.
Теперь "иное" предусмотрено не догово­ром, а непосредственно законом,
причем необходимость получения от собственника согласия на залог арендных прав
не может быть исключена, как представляется, да­же по условиям договора аренды.
К сожалению, в Законе от 5 февраля 2004 года не указано, какое же согласие
требуется от собственника ю предварительное или последующее. И еще об одном
остается пожалеть. Новый Закон, как и Земельный кодекс, не избежал некой
корявости юридического стиля и неточности терминологии. Выражение
"арендные права земельного участка" ю вряд ли лучшая словесная фор­мула
для обозначения "права на аренду земельного участка", ибо
"арендные права" принадлежат не земельному участку (объекту арендных
отношений), а субъекту тако­вых.