Нельзя, однако, не заметить, что

Нельзя, однако, не заметить, что арбитражная практика во
многом нивелирует указание в ст. 183 ГК РФ на прямое одобрение, поскольку в
качестве одобрения рас­сматриваются и действия лица, и при определенных
условиях действия работников лица, имеющего право на одобрение (п. 5
информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 октября
2000 года № 57 "О некоторых вопро­сах практики применения статьи 183
Гражданского кодекса Российской Федера- ции" name="_ftnref98" title="">[98]).

Следовательно, правомочие третьего лица на получение
исполнения может быть и подразумеваемым, оно может вытекать из обстановки,
выводиться из поведения самого кредитора. Например, должник, находясь в
длительных правоотношениях с кредитором, производит третьему лицу, не имеющему
формальных полномочий (до­веренности), частичное исполнение по договору,
которое одобряется кредитором. Впоследствии после исполнения очередной части по
обязательству тому же третьему лицу кредитор ссылается на отсутствие у этого
лица правомочий на принятие испол­нения. В описанных обстоятельствах следовало
бы признать, что косвенным образом кредитор предоставил третьему лицу
правомочия на принятие исполнения посредст­вом своего поведения.

Некоторые современные законодательства достаточно широко
определяют об­стоятельства, при которых исполнение третьему лицу признается
надлежащим. Так, согласно ст. 6:34 ГК Нидерландов должник может рассматриваться
свободным от обязательства даже при исполнении неуправомоченному лицу, если он
мог разумно полагаться на наличие у третьего лица оснований для принятия этого
исполнения href="#bookmark95" title="Current Document">[99]. В том же смысле
сформулированы предписания ГК Квебека, согласно которым пла­теж, добросовестно
произведенный кредитору, который казался надлежащим, явля­ется действительным,
даже если впоследствии установлено, что кредитор не являлся надлежащим (ст.
1559) href="#bookmark96" title="Current Document">[100].