В связи с отмеченным обстоятельством

Поскольку состав оснований возникновения обязательства из
причинения вреда не ох­ватывает всех оснований возникновения обязательства из
неосновательного обогащения и наоборот, нет достаточных оснований считать один
из этих составов специальным по отношению к другому. Поэтому если причинение
имущественного вреда влечет обогаще­ние причинителя вреда (например, хищение),
следует считать возможным одновременное существование обоих обязательств и
определение предмета иска по усмотрению потер­певшего. При этом размер
причиненного вреда может превышать размер неосновательно­го обогащения:
например, при хищении драгоценностей со взломом сейфа, где они храни­лись,
ущерб будет выражаться в повреждении сейфа и утрате драгоценностей, в то время
как неосновательное обогащение будут составлять только похищенные
драгоценности.

Поэтому исполнение обязанности по полному возмещению причиненного
имуще­ственного вреда всегда прекращает оба обязательства (деликтное и
кондикционное), в то время как полный возврат неосновательного обогащения не
всегда прекращает обязательство из причинения вреда. В связи с отмеченным
обстоятельством при существовании обоих обязательств на практике обычно
предъявляется требование о возмещении вреда с субсидиарным применением норм
главы 60 ГК РФ. Исключение составляет возврат правонарушителем полученных им
вследствие совершения пра­вонарушения доходов в части, превышающей убытки
потерпевшего. Возврат указан­ной части доходов правонарушителя основан на
правиле абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ и представляет собой специальный случай
возврата неосновательного обогащения, квалифицируемого законом в качестве
особой разновидности упущенной потерпев­шим выгоды.