В то же время к

оспоримости
сделки ю с момента наступления осведомленности приобретателя о вступлении в
силу решения суда о признании оспоримой сделки недействительной.

Как можно видеть из проведенного анализа, применение п. 2 ст.
1104 ГК РФ не лишает слабые стороны недействительных сделок повышенного уровня
защиты и не вступает в противоречие с какими-либо иными правилами норм Кодекса
о недей­ствительности сделок, что позволяет сделать вывод об отсутствии
препятствий к применению в отношении возврата исполненного по недействительной
сделке как ст. 1107, так и п. 2 ст. 1104 ГК РФ.

Переходя к вопросу о соотношении требований о возврате
неосновательного обо­гащения с виндикационным требованием, следует в первую
очередь заметить, что виндикационное требование направлено на возврат
собственнику владения индиви­дуально-определенной вещью, в то время как при
неосновательном обогащении тре­бование о его возврате предполагает возврат не
того же самого имущества, а равно­го количества однородных вещей. Кроме того,
ст. 302 Кодекса предусматривает ряд оснований отказа в удовлетворении
виндикационного иска (добросовестность приоб­ретателя, условия выбытия вещи из
владения собственника), наличие которых не оказывает никакого влияния на судьбу
иска о возврате неосновательного обогаще­ния.

При истребовании имущества из чужого незаконного владения
расчеты между сторонами производятся в соответствии со специальными правилами,
установлен­ными в ст. 303, а не правилами п. 1 ст. 1107 и ст. 1108 ГК РФ о
возмещении неполу­ченных доходов от имущества, подлежащего возврату, и затрат
на такое имущество. В то же время к виндикационному требованию допустимо
субсидиарное применение п. 2 ст. 1104 Кодекса об ответственности приобретателя
(незаконного владельца) за утрату или ухудшение неосновательно приобретенного
имущества, поскольку этот вопрос не урегулирован правилами ст. 301-303 ГК РФ.