Ведь в такой ситуации государство,

В частноправовом
хозяйстве товаропроизводитель является собственником своего товара, что не
только делает возможным свободную организацию имуще­ственного оборота,
основанную на взаимодействии интересов различных част­ных собственников, но и
предполагает несение ими риска и полной имуществен­ной ответственности за
результаты своего участия в нем. Здесь "предприятие" и не может быть
ничем иным, кроме как объектом права собственности. Ясно, что данный подход
обусловлен частноправовыми представлениями и потому, конеч­но, не соответствует
взглядам, сложившимся в условиях огосударствленной эко­номики, в которой
основными хозяйствующими субъектами по необходимости действительно становятся
государственные предприятия.

Ведь в такой ситуации
государство, став единым собственником огромного имущества и будучи не в
состоянии непосредственно, само эффективно исполь­зовать его, вынуждено условно
распределить его большую часть между своими "предприятиями",
рассматривая их в качестве самостоятельных субъектов хо­зяйственной
деятельности, по долгам которых оно не несет ответственности, оставаясь при
этом собственником всего их имущества. Однако в действитель­ности эти
"предприятия", не будучи собственниками своего имущества, не стано­вятся
и подлинными товаропроизводителями, объективно нуждающимися в уча­стии в
имущественном обороте и тем самым ^ в самостоятельной правосубъ­ектности, а
остаются сугубо производственно-техническими образованиями,

имеющими целью лишь производство какой-либо
продукции безотносительно к реальным потребностям в ней, поскольку ее заранее
запланированный сбыт составляет уже не их задачу. Не случайно отечественные
государственные предприятия свыше 30 лет (с конца 20-х до середины 60-х годов
прошлого века) работали, вообще не имея формально признанных прав юридического
лица и каких-либо прав на закрепленное за ними имущество государства title="Current Document">[6],
поскольку этого, по сути, и не требовалось тогдашними условиями хозяйствования.